Лён вымотает — лён и озолотит

Культуре льна на Руси было посвящено множество поговорок и обычаев. В языческие времена, например, при посеве льна женщины раздевались донага, чтобы лён, глядя на них, лучше уродился.
Растение это древнее, известное человечеству ещё за 8 тысяч лет до нашей эры. Принято считать, что его родина — Египет. Волокна льна имеют хорошие потребительские свойства.

Чем он хорош?

Одежда, изготовленная из льняных тканей, благоприятно действует на организм человека как в условиях жаркого, так и холодного климата. Лён обладает дезинфицирующим, бактерицидным, кровоостанавливающим свойствами, поэтому он всегда был популярен в армии. Солдаты, носившие нижнее льняное бельё и портянки, практически не болели кожными болезнями и меньше простужались. Льняная ткань использовалась для перевязки раненых. Кроме того, она не пропускает ультрафиолетовых лучей и подавляет мягкое ионное излучение, поэтому она столь полезна для всех, кто долго сидит за компьютером.

В XVII-XVIII веках льняное волокно занимало ведущее место среди экспортных товаров России.
Лён — золото текстиля, говорят в народе, и действительно, льноволокно это не только простыни и рубашки, а ещё и свыше 70 млн ежегодных отчислений в бюджеты всех уровней Удмуртии.

Потеряли рынок

Вместе с тем — лён одна из наиболее сложных для возделывания сельскохозяйственных культур, требующая постоянного ухода, особого климата и серьёзных финансовых вложений. По подсчётам специалистов, возделывание только одного гектара обходится хозяйствам в 5-6 тысяч рублей. А если засеваются тысячи гектаров, счёт идёт на миллионы.

В условиях, когда недостаточно инвестиций, техники, диспаритета цен на ГСМ, выращивание льна теряет для сельхозкооперативов всякий смысл. С одной стороны, заинтересованные профильные предприятия-смежники не могут покупать сырьё по высоким ценам, с другой — давит возрастающая жёсткая конкуренция с дешёвым китайским текстилем. Из-за этого хозяйства были вынуждены сокращать посевы льна.

Действительно, кому захочется заниматься нерентабельным бизнесом? Потому-то в целом по России наблюдается характерная тенденция падения льнопроизводства и льнопереработки. Так, если в 2001 году в России засевалось 128 тысяч га, в 2004-м — 112,8 тысяч, то к 2011 году посевные площади сократились до 70 тыс. Поскольку работа льнозаводов напрямую зависит от того, есть сырьё или нет, то, соответственно, снизилось и производство льноволокна. Итог, к сожалению, печален: в начале ХХI века льняное волокно в России впервые вошло в разряд импортируемых товаров.

Программы возрождения

Тем не менее в Удмуртии интерес ко льну сохраняется, отчасти благодаря специально разработанным республиканским целевым программам развития льняного комплекса.
Первая такая программа была разработана четырнадцать лет назад, ещё в 1998 году, на период с 1999 по 2001 годы. В целом она внесла в отрасль положительную динамику. За три года посевные площади льна в республике были увеличены с 7341 до 12 057 га. Объём реализации льноволокна и продуктов его переработки возрос с 29,2 до 124 млн рублей.

В новой, рассчитанной на 2018 год программе поставлены уже более масштабные цели. Аграрная её часть определяет пути увеличения объемов выращивания льна и создание условий для производства качественной конкурентоспособной продукции. В рамках РЦП планируется освоение новых технологий глубокой переработки льна, капитальный ремонт и реконструкция льнозаводов.

Посевные площади льна в регионе должны составить 9000 гектаров, валовое производство — 5 тысяч тонн при урожайности льноволокна 5,5 центнера с гектара. По словам заместитель министра сельского хозяйства Удмуртии Аркадия Малкова, 5,5 — как раз та цифра, при которой выращивание этой культуры становится рентабельным бизнесом.

Всего за пять лет реализации целевой программы планируется привлечь более 700 млн рублей инвестиций из разных источников, в том числе и из федерального бюджета.

Благоприятные прогнозы

Сегодня льнопроизводственный комплекс республики включает в себя 24 коллективных и два крестьянских фермерских хозяйства, 15 льнозаводов, две льносеменоводческие станции. Удмуртия занимает второе место в России по урожайности и посевным площадям льна. Впереди нас только Новосибирская область.

В Правительстве республики оптимистично смотрят на развитие отрасли. Чиновники уверены — в ближайшее время спрос на льноволокно может значительно увеличиться. Так, например, оптимистические прогнозы по развитию льноводства делает заместитель Председателя Правительства Удмуртии Александр Коробейников.

«На сегодняшний день лён становится очень востребованной культурой, и в ближайшие годы спрос на него будет только расти, связано это с сокращением объёмов выращивания хлопка. Кроме того, когда-то из льна делали порох и стратегическое волокно, учитывая состояние нашего оборонного комплекса, думаю, мы к этим технологиям ещё вернёмся», — отмечает эксперт.

Действительно, в связи с тем, что бывшие среднеазиатские республики теперь стали самостоятельными государствами, широко используемый ранее дешевый источник сырья — хлопок сегодня стал малодоступен предприятиям лёгкой промышленности. Ситуация кардинально изменилась: объёмы упали, а цена, наоборот, возросла.

В этих условиях, по словам экспертов, лён становится единственным источником натурального сырья для текстильной промышленности и его стратегическое значение для России существенно возрастает, а проблема увеличения выпуска продукции из натуральной целлюлозы на базе льна является национальной проблемой.

Надежда на котонин

Неслучайно уже в ближайшие время республиканские льнозаводы планируют выпускать совершенно новую продукцию — котонин. Из котонина получают медицинскую и техническую вату и даже производят порох. Кроме того, республика закупила оборудование по изготовлению льняных нитей из длинного волокна на пошив одежды. Селяне уверены — со сбытом проблем не будет. Приобретать их готовы и Шарканская трикотажная фабрика и «Сактон».

Тем не мене проблем в льноводстве немало. При всех своих достоинствах лён не растёт сам по себе. Нужно бороться с вредителями, готовить почву, к которой культура очень требовательна, нужны удобрения. А их стоимость теперь в связи с вступлением в ВТО определяется в соответствии с конъюнктурой рынка и сезонностью, а никак не госрегулированием.

Но самым больным вопросом остаётся износ спецтехники, особенно комбайнов. В сложившихся условиях успех дела в наращивании объёмов производства зависит, прежде всего, от самого производителя. По программе предполагается ежегодно увеличивать посевные площади. Для этого необходимо приобретать технику. А на неё-то как раз денег у республики нет.

В конечном итоге стремление выполнить программные требования приводит к большой нагрузке на уже имеющуюся и без того изношенную технику. Нередки случаи, когда из-за недостатка техники допускается гибель урожая. Такая ситуация фактически сводит на нет экономический результат производства и не позволяет обеспечить необходимые вложения в льняной гектар.

Впрочем, не будем пессимистами. Ситуация с льноводством не безнадежная, радует, что возрождению отрасли способствует сложившаяся сегодня конъюнктура рынка и то, что опыт выращивания льна в республике, как в целом по стране, всё-таки не был утрачен. Поэтому очень хочется надеяться, что на прилавках наших магазинов очень скоро в достаточном количестве появится красивая, здоровая, полезная льняная ткань, и льноволокно будет исключено из числа импортируемых в Россию товаров.